Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

остро нуждаются в понимании, поддержке, доверии. Оценив в должной мepe их
нужды, я переосмыслил свои психотерапевтические приемы. Кроме того, я
осознал глубокое философское, духовное и социальное значение феномена
похищений. Самое главное, что эта работа, более чем все остальные
проведенные мной исследования, побудила меня поставить под сомнение
общепринятые мировоззренческие установки, традиционные концепции реальности,
на которые я прежде опирался в своей научной и клинической практике.

Разумеется, существуют и другие феномены, которые противоречат
материалистическому/дуалистическому мировоззрению, преобладающему в обществе.

Это, например, переживания человека, находящегося на пороге
смерти, практика медитации, использование психоделиков, шаманизм,
экстатические танцы, религиозные обряды и другие ритуалы, которые открывают
перед нами то, что мы на Западе называем неординарными состояниями сознания.
Но, по моему мнению, ни одно из этих явлений не сравнится в силе и
выразительности с языком, который известен нам лучше всего - с языком
физического мира. А феномен похищений настигает нас в том мире, где мы
существуем. Он врывается в физический мир, и не важно, принадлежит ли это
явление физическому миру. Поэтому в похищения заложен мощнейший потенциал,
благодаря чему они способны вторгнуться в наше сознание и изменить его. Все
эти соображения будут подробно раскрыты в книге, особенно в заключительной
главе.

Одна из важнейших проблем похищений, которая часто обсуждается
исследователями, - новизна явления. В связи с этим упоминаются сайтинги
(сайтинг - так среди уфологов принято называть явление встречи с НЛО,
наблюдения НЛО. - Прим. пер.) "летающих тарелок" 40-х годов и открытие,
сделанное в 60-е годы: тарелки - "обитаемы". Но известны ли феномены,
связанные с НЛО, в более широкой исторической перспективе? Не являются ли
современные уфологические явления лишь новым звеном в длинной цепи
взаимоотношений человека с колесницами и существами с небес, истории,
уходящей корнями в глубокую древность? Многие исследователи, ссылаясь на
технологические детали, которыми изобилуют сообщения о встречах с
пришельцами, полагают, что это сугубо "западный" феномен, чуждый более
примитивным культурам. Об этих суждениях мы поговорим в Приложении В.

Ни одна попытка как-то квалифицировать или классифицировать
похищенных не увенчалась успехом. Эти люди происходят из всех слоев
общества. Среди моих клиентов были студенты, домохозяйки, секретарши,
писатели, деловые люди, специалисты по компьютерам, музыканты, психологи,
администратор ночного клуба, тюремный охранник, акупунктурист, социальный
работник, мастер с газовой станции. Вначале мне казалось, что большинство
составляют представители рабочего класса, но потом я убедился, что за этим
заблуждением скрывается известный факт: не имея высокого положения в
обществе и большой собственности, человек менее скован страхом потерять все
это, а потому он охотнее рассказывает о странных явлениях, которые пережил.
И наоборот, многие похищенные с высоким социально-экономическим статусом
боятся унижения, отторжения, утраты своих позиций, которые, по их мнению,
могут быть следствием признания ими факта похищения. Это сдерживает многих
похищенных из среды политиков и профессионалов различного рода. Один
высокопоставленный человек, с которым я разговаривал, оставил мне карточку с
номером контактного телефона и почтового ящика, находящегося не в том
городе, в котором он жил. Он долго не называл мне своего настоящего имени и
открылся лишь после того, как между нами установилось определенное доверие.
Хопкинс рассказывает про другой аналогичный случай: один известный
политический деятель, ставший свидетелем уфологического явления, пустил в
ход все свои профессиональные навыки и способности, чтобы укрыться от
внимания общественности.

Попытки выявить у похищенных психопатологическую модель, за
исключением расстройств, развившихся в результате пережитого травматического
события, также оказались безуспешными. Психологическое обследование
похищенных не обнаружило у них наличия умственного или эмоционального
расстройства, которым можно было бы объяснить их рассказы о пережитых
событиях. Об этом говорят многие авторы. Что касается моего опыта, то у моих
пациентов состояние психического здоровья варьировалось в широком диапазоне,
кроме того, они характеризовались весьма разными способностями к
эмоциональной адаптации. Некоторые похищенные оказались очень компетентны в
жизни, они без профессиональной помощи интегрировали опыт похищения в общий
контекст своего существования. Других пациентов пережитое поставило на грань
психического срыва; они нуждались в серьезном лечении и эмоциональной
поддержке.

Широкомасштабные исчерпывающие психометрические тесты - дороги и
трудоемки. Я организовал обследование четырех пациентов у авторитетных
психологов. Среди них - молодой человек двадцати одного года, который, как я
знал, был глубоко потрясен пережитым. Это был один из двух пациентов,
которые после похищения были госпитализированы в психиатрические клиники. У
него была обнаружена сложная картина эмоционального расстройства,
спутанность мышления. В какой мере похищение повлияло на психическое
расстройство, точно установись не удалось. Другие три пациента показали
нормальные психические реакции, не обнаружив признаков патологии.

Не удалось вывести типичного набора личностных характеристик,
свойственных похищенным. Некоторые специалисты лишь отмечали, что люди,
однажды ставшие жертвой похищения, делались более уязвимыми для повторения
этого явления. Однако исследования показывают, что многие из них впервые
были похищены в раннем детском возрасте. О своем опыте рассказывают
двухлетние дети. Я консультировал двух мальчиков, которым еще не исполнилось
трех лет, поведавших мне, как они были похищены. Таким образом, когда речь
идет о похищениях, сформулировать причину и следствие не представляется
возможным.

Не удается также установить типичные семейные отношения,
родственные связи, характерные для похищенных. Когда я начинал работать с
похищенными, я был поражен тем, что очень многие мои клиенты происходили из
распавшихся семей, имели одного, а то и двух родителей алкоголиков. В то же
время некоторые мои клиенты были из вполне благополучных семей. И вообще,
невозможно выявить какую-либо закономерность, исходя из отношений между