Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

раскрашивают его красной и черной краской и ставят на корзину для веяния зерна.
Эту корзину они носят по селению и при входе в каждый дом восклицают:
«Господь да пребудет с вами! Да отвратится от вас любое зло! Да сбудется слово
владыки нашего Гугги (покровителя)!» После этого они со словами: «О, одну
маленькую мучную лепешку, один кусочек масла! Повинуйтесь змею — и вы и
ваши домашние будете преуспевать» — передают корзину со змеей хозяевам дома.
При этом вообще-то полагается давать лепешку и масло, но это предписание
выполняется лишь в редких случаях. Впрочем, что-нибудь, чаще всего кусок теста
или немного зерна, подают все. Что касается семей, где девушка недавно вышла
замуж, или юноша женился, или где недавно родился мальчик, они обычно давали
в таких случаях рупию с четвертью и что-нибудь из одежды. Иногда люди,
несущие змею, распевают: «Дайте змею кусок ткани, взамен он пошлет вам
веселую невесту!» По окончании визитов змею, вылепленную из теста, погребают
и на месте погребения ставят небольшой могильный камень. В сентябре к этому
камню на протяжении девяти дней приходят молиться женщины. Они приносят с
собой миски с творогом, меньшую часть которого они, преклонив колени и касаясь
лбом земли, приносят в жертву на могиле змеи, после чего возвращаются домой и
раздают остатки творога детям. В данном случае змея из теста, несомненно, служит
заменой настоящей змеи, потому что в местностях, которые изобилуют змеями,
местами отправления культа являются не могилы змей из теста, а джунгли, в
которых водятся настоящие змеи. Кроме ежегодного ритуала, справляемого всеми
мирасанами, люди племени змеи таким же образом поклоняются змее каждое утро
после новолуния. В Пенджабе многие племена имеют своим тотемом змею. Члены
таких племен не убивают змей и уверяют, что змеиные укусы не причиняют им
никакого вреда. Если им попадается мертвая змея, они ее по всем правилам
обряжают и предают земле.
Близко родственные индийскому культу змеи обряды, уходящие своими корнями в
самое грубое язычество, до недавнего времени сохранялись у народов Европы.
Лучшим образчиком таких обрядов является «охота на королька». Многие
европейские народы — древние римляне и греки, итальянцы, испанцы, французы,
немцы, голландцы, датчане, шведы, англичане и валлийцы величали королька
королем, маленьким королем, королем птиц, королем изгородей и т. д. и
причисляли к числу птиц, отстрел которых приносит большие несчастья. В Англии
существует поверье, что тот, кто убьет королька или разорит его гнездо, в течение
года неизбежно сломает себе кость или станет жертвой ужасного несчастья. Кое-
где полагают, что корова такого человека будет давать молоко с кровью.
Шотландцы величают королька «курочкой царицы небесной». Тамошние
мальчишки говорят:
Проклятий побольше десятка придется
Тем, кто разоряет небесной царицы гнездо ,
-----------------------
Malison, malison, mair than ten, That harry the Ladye of Heaven's hen.
Жители Сент-Донана в Бретани полагают, что дети, притронувшиеся к птенцам
королька в гнезде, будут страдать от «огня святого Лаврентия», то есть от прыщей
на лице, ногах и других частях тела. Жители других частей Франции воображают,
что дом того, кто убьет королька или разорит его гнездо, поразит молния, что у
такого человека засохнут и отпадут пальцы, которыми он совершил это злодеяние,
что он по меньшей мере покалечится или с ногами его скота случится что-то
неладное.
Впрочем, несмотря на существование этих поверий, обычай ежегодного
умерщвления королька был широко распространен как в Англии, так и во
Франции. На острове Мэн этот обряд вплоть до XVIII века совершался в канун,
точнее, в утро Рождества. 24 декабря, ближе к вечеру, вся прислуга получала
отгульный день, а обитатели домов всю ночь не ложились в постель и праздно
бродили по комнатам до тех пор, пока в полночь колокола во всех церквах не
начинали звонить. Покончив с молитвами, обитатели дома отправлялись охотиться
на королька. Убив птицу, они, расправив ее крылья, насаживали ее на острие
длинного шеста. Процессия с корольком обходила все дома, распевая при этом:
На королька охотились для Робина-Бобина,
На королька охотились для Джека,
На королька охотились для Робина-Бобина,
На королька охотились мы ради всех.
Обойдя все дома и собрав деньги, участники процессии клали королька в гробик и
несли на приходское кладбище, где для него вырывали могилу и хоронили «с
величайшей торжественностью, с пением погребальных песнопений на мэнском
наречии, которые они именуют скорбным плачем по корольку. С этого отпевания и
начинается Рождество». После похорон их участники становились за оградой
кладбища в круг и танцевали под звуки музыки.
Из сообщения автора, жившего в XVIII веке, мы узнаем, что в Ирландии
«крестьяне продолжают устраивать охоту на королька и убивать его накануне
Рождества, а на следующий день (то есть в день святого Стефана) носят его
повсюду, подвесив за ноги между двух обручей, пересекающихся под прямым
углом. В каждой деревне их сопровождает процессия мужчин, женщин и детей с
'пением ирландских каччей, в которых королек объявляется королем птиц». В
некоторых районах Лейнстера и Коннаута жители до сих пор продолжают
устраивать «охоту на королька». В канун Рождества и в день святого Стефана
мальчики, убив королька, прикрепляют его вместе с остролистом и плющом к
концу метлы. В день святого Стефана они обходят все дома, распевая:
На день святого Стефана в кустарнике
Король всех птиц был пойман, королек.
Хоть сам он мал, на нем семья великая,
Прошу нас с ним, хозяйка, угостить.
На деньги и продукты (хлеб, масло, яйца и т. д.), которые им подавали, мальчики
устраивали вечером пир.
Жители юга Франции еще в первой половине XIX века продолжали соблюдать
сходные обычаи. Так, в Каркассоне в первое воскресенье декабря молодежь с
улицы святого Жана, вооружившись палками, выходила из города и обшаривала
окрестности в поисках корольков. Того, кому первым удавалось сразить королька
палкой, провозглашали Королем. После этого участники охоты шествовали в город
во главе с Королем, который нес в руках шест с насаженным на него корольком.
Вечером последнего дня -года Король и другие охотники при свете факелов строем
проходили по улицам города под бой барабанов и звуки флейт. Перед каждой
дверью они останавливались, и один из участников процессии мелом делал на
двери дома надпись: «Да здравствует Король!» — и выводил цифры наступающего
года. На Крещение (Twelfth Day) утром Король вновь с большой помпой во главе
шествия проходил по городу в голубой мантии, с короной на голове и со скипетром
в руке. Впереди него на вершине шеста несли королька, украшенного зеленым
венком из оливковых и дубовых веточек, в которые иногда вплетали омелу,
выросшую на дубе. После торжественной мессы в приходской церкви святого
Винсента Король в сопровождении своих «офицеров» и «охраны» делал визиты