Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

Несколько более бережно отнесся к рунам Кеннет Медоуз, несмотря на то что сам он не является в чистом виде рунологом, — скорее «контактером» и специалистом по шаманизму. По крайней мере он не связывает руны с древнеегипетскими иероглифами или рисунками тольтеков. Инновации от Меддоуза заключались в том, что он ввел идею общей графической структуры рун77.
Единая структура, или «матрица», рун — сетка из девяти линий. Это якобы своеобразная скандинавская мандала, в которой шаман Один (а Кеннет Меддоуз, надо сказать, будучи специалистом по шаманизму, шаманами именует едва ли не любых колдунов, волшебников и жрецовчудотворцев) увидел таинственные знаки, получившие имя «руны». Следует признать, что такое предположение не лишено определенного смысла (по меньшей мере, его не опровергнуть, как и большинство гипотез, родившихся в результате «озарения» и эзотерического опыта), хотя и не все руны вписываются в «сетку». Для того чтобы избежать противоречий такого рода, Меддоуз изменяет начертание некоторых знаков, делает их различными по размеру. Сегодня у этого подхода уже есть продолжатели и последователи, в том числе и в России. За последнее время вышла по меньшей мере одна книга, пропагандирующая «матричный» подход, — компиляция Алексея Тарновского «Руническая магия: древняя традиция Севера»78.
В остальном же Кеннет Меддоуз более чем вторичен. Идея о большой роли женщины в исполнении рунических обрядов, принятая на ура в помешанных на феминизме и толерантности Соединенных Штатах, принадлежит на деле Герману Вирту, а попытка связать рунологию с нумерологией — лишь повторение опытов Сигурда Агрелля — рунолога начала 20х гг. минувшего века. Именно он предложил так называемый утхаркский порядок знаков, начинающийся не с «Феху», а с «Уруз».
Обосновывалось такое нововведение тем, что каждая руна имеет не только буквенное, но и числовое значение. Или, как пишет сам Меддоуз: «Алфавитный порядок Футхаркских рун предназначался в первую очередь для того, чтобы замаскировать их первоначальную последовательность. Согласно устной традиции в современной Швеции, оригинальный порядок начинался с „Ур“, Uруны,

и завершался «Фе», Fруной.

На самом деле «начинался» и «завершался» — тоже не совсем верные термины, поскольку руны первоначально располагались в круговой или спиральной, а не в линейной последовательности, где «последний» член ряда непосредственно примыкал к «первому». Каждая руна имела свой порядковый номер. «Фе» можно сравнить с тузом в колоде игральных карт, дающим наибольшее или наименьшее количество очков в зависимости от правил той или иной игры. Футхаркский порядок соответствует карточной игре, в которой туз дает наибольшее количество очков, так что «Ур» считается за единицу, а «Фе» равно 24. Многие из тех, кто изучал руны по Футхаркской системе, могли подобно мне задаваться вопросом, почему первая руна должна ассоциироваться с кульминацией богатства и власти, в то время как вторая руна ассоциируется с первичным веществом или потенциалом. Помоему, здесь явно нарушен порядок последовательности. При естественном порядке «Ур» является первичным потенциалом, за которым следует все остальное, а «Фе» является руной исполнения и завершения. Утхаркский порядок является естественной и первоначальной системой, раскрывающей процесс создания Вселенной и различных качеств, присущих ее проявлениям, ибо в нем ставится акцент на деятельности Духа»79.
Многие практикующие рунологи, да и просто те, кто привык спрашивать совета у рун, с сомнением относятся к подобного рода нововведениям, считая, что, вопервых, порядок письмен, сохранявшийся неизменным более тысячелетия, менять не стоит хотя бы из уважения к традиции, если уж не из уважения к самим знакам, а вовторых, — что сложные внутренние связи алфавита, возникающие в результате его пересчета по нумерологическим методикам, излишни и надуманны. И тут с ними нельзя не согласиться: синтетический подход может быть, конечно, полезен, но только не в данном случае. Нумерология к рунической традиции имеет еще меньше отношения, чем йога и пение мантр.
В этом свете гораздо менее искусственным выглядит обращение к рунам викканской ведьмы Фрейи Асвинн. Правда, говоря о ней, мы вновь попадаем в ту же ситуацию, что и во время рассказа о Гвидо фон Листе: многое, о чем она пишет, невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. Дело в том, что очень часто источником информации для нее служит мистический опыт, общение с потусторонними силами и пр. Не будучи убежденным атеистом, а потому не имея смелости утверждать, что подобного рода источники не пригодны, ее утверждений не опровергнешь. А будучи хотя бы в минимальной степени реалистом, от сомнений в объективности полученной таким образом информации так уж запросто не отделаешься. Это — чистой воды эзотерика: Асвинн — посвященная ведьма, применяющая для работы с рунами все методики, принятые в ковенах практикующих оккультистов Англии и Голландии.
Вот, например, как она описывает методику, по которой ею исследовались значения рун: «Я испекла двадцать четыре квадратные лепешки и украсила каждую руной в порядке Футарка. Каждый вечер я взывала к Вотану и Фрейе с просьбой благословить очередную руну, а затем съедала лепешку. Потом я просто сосредоточивалась на этой руне и записывала все ассоциации, которые приходили мне в голову в связи с ней»80. Впрочем, очень интересно, что Фрейя Асвинн спокойно оперирует и вполне научным инструментарием: так, теория гадания на рунах и рунические расклады созданы на основании теории архетипов Карла Густава Юнга. Но в то же время, поскольку Асвинн — практикующая ведьма, она много внимания уделяет оперативной рунической магии. Среди интересующихся рунами отношение к ней несколько двойственное: с одной стороны, уважительное, как к человеку, многое постигшему в северной традиции, а с другой стороны, несколько настороженное, как к мистику, углубившемуся в изучаемый предмет вплоть до потери связи с реальным миром.
Но, пожалуй, самый типичный и в то же время едва ли не самый яркий представитель эпохи отсутствия учителей — Ральф X. Блюм. Его стиль изложения напоминает о какихнибудь массовых любительских собраниях флористов, любителей аквариумных рыбок, женщин, мечтающих похудеть. Описание сущности рун, методологии их применения и прочего проходит под лозунгом: «Посмотри, как все просто и делай это вместе со мной!»
Ральф X. Блюм — не лингвист и не фольклорист, как основатели рунологии, вообще не рунолог в академическом смысле слова. Просто человек, проникнувшийся романтикой рун, самоучка, сперва вовсе не предполагавший заниматься ими всерьез. Впрочем, это не помешало ему стать тоже своего рода современным классиком, гуру, уступающим по размаху первым руническим романтикам и мистикам, но тем не менее весьма и весьма популярным и знаменитым. Для этого ему пришлось всего лишь поменять традиционный порядок рун в Старшем футарке, придумать дополнительный 25й знак — пустую руну и скомпилировать из писаний основоположников мистической и оккультной рунологии простейшие ритуалы и базовые навыки обращения с рунами.
Однако если Блюм по сути своей вторичен, то появившиеся вскоре его последователи — уже третичны, потому что опираются не на первоисточники и не на наработки первых учителей мистической рунологии, а на описания американского рунологаэнтузиаста. Они тоже изменяют порядок следования рун, только стремясь к оригинальности иным образом, нежели Ральф Блюм, и охотно пользуются придуманной им рунойпустышкой, не задумываясь, существовал ли этот аналог клавиши «space» в первоначальном древнескандинавском алфавите. «Я не знаю, когда появилась эта руна, — пишет, например, Лиза Песчел. — Мне она встретилась в работе Ральфа Блюма»81. Не менее популярным оказался и массовый подход к работе с рунами. Книги с названиями типа «Рунология для всех» или «Руны для начинающих», наполненные советами относительно применения рун в домашнем хозяйстве и повседневной жизни, рассчитанными на домохозяек, вряд ли знающих о тысячелетней истории этих знаков, сегодня во множестве есть даже на прилавках российских книжных магазинов, про западные — и речи не идет. На их фоне Блюм и правда выглядит серьезным специалистом, знающим, о чем говорит.
Правда, его рунический оракул82 имеет не большее отношение к собственно древнескандинавской традиции использования этих священных знаков, чем свежепридуманные ритуалы неоязычников. Толкования рун, которые приводит Ральф Блюм, — современнее некуда. Это практические советы по выживанию не в суровом мире темных веков, а в современности, по стилю изрядно отдающие Кастанедой. Причем чем дальше, тем больше: если «Книга рун» представляла собой действительно искреннее творение человека, внезапно открывшего для себя мир рун, то, скажем, «Целительные руны»83 — его следующая книга — это уже творение состоявшегося гуру. С одной стороны, эклектичное, с другой — настолько оторванное от первоисточника, что только само начертание знаков и связывает составленный Блюмом оракул с нордической традицией. Впрочем, все это не имеет особого значения. Хотя бы потому, что именно с публикации оракула Блюма зародился массовый интерес к рунам в России.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ГАРДАРИКУ

Я люблю тайные знаки,
Символику и письмена…
Группа «Река», «Дирижер»

Первая публикация блюмовского оракула в переводе Виктора Пелевина сыграла роль своеобразного запала. После нее стала сперва самиздатовским способом, а потом, когда интерес был уже заметен невооруженным глазом, и вполне официально, большими тиражами, издаваться разного рода рунологическая и рунноэзотерическая литература. Первые издания такого рода были скорее справочниками по рунам, точнее, практическим руководством по их применению, вовсе не поощряющим сколь бы то ни было серьезного изучения материала. Это относится, скажем, к книге «Руны» некого виртуального автора Анны Кайа84, вышедшей в конце 90х, или одноименному изданию, выпущенному в свое время четой Адити85. Однако вскоре появились в продаже и более серьезные книги, поначалу — переводные. А потом, когда возник некоторый спрос, первые наборы рун — старших, включая пустую.
Вероятно, и до публикации блюмовского оракула среди наших соотечественников были те, кто помнил о рунах и даже прибегал к их советам, но мы о них ничего не знаем. Впрочем, скорее всего, такие были, просто это не афишировалось. Тема рунической письменности не была настолько разработана в СССР, чтобы быть запретной, и данные научных исследований, посвященных ей, конечно, издавались. Говоря о викингах и культуре скандинавского Севера, руны часто упоминал Арон Гуревич, были соответствующие разделы в энциклопедиях. А в середине 60х вышла из печати едва ли не единственная на ту пору отечественная книга, целиком посвященная письменам древней Скандинавии, — работа Эдуарда Макаева «Язык древних рунических надписей»86. Это добротное исследование, объективное и подробное, однако рассчитанное в очень большой мере на специалистов в области лингвистики, языкознания и палеографии, весьма типичное для советской эпохи: автор изначально отказывает рунической письменности в магических функциях, описывая старинные письмена только как буквы необычного алфавита. Он, впрочем, выражает сожаление, что огромное число рунических текстов просто непереводимо и представляет собой «бессмыслицу». Однако внимание к рунам это издание привлекало: на страницах книги приводилось множество рунических надписей с описанием возможных их переводов и трактовок. А главное, по прочтении оставалось весьма верное впечатление: о рунах очень мало что можно сказать с уверенностью и, по меньшей мере, академическая наука ответов на все возникающие вопросы не дает.
Итак, до начала 90х массового интереса к рунам в России не было, а значит, не было и популярных авторов, пишущих на эту тему. Это не удивительно: оккультизм в Советском Союзе считался чемто сродни антисоветчине, так что соответствующая традиция, давно развивающаяся на Западе, просто не успела сложиться. Точнее — возродиться после более чем семидесятилетнего перерыва. Срок для этого потребовался немалый — полтора десятилетия. Зато сегодня можно говорить о сложившемся специфическом российском взгляде на руны. Можно даже сказать, что сегодня отечественная рунология спешно проходит тот путь, который западная уже проделала несколько десятилетий назад. Вместо «Хроники УраЛинда» — Велесова книга, вместо арманического алфавита — славянская руника87 и касожские руны. Ктото следует пути Гвидо фон Листа с поправкой, разумеется, не на германскую, а на русскую национальную идею, как, предположим, Антон Платов, пишущий о рунах в романтическом духе, напоминающем отчасти фэнтэзи88. Он далеко не всегда отделяет объективно существующие факты от собственных гипотез и находок, так что в результате смесь у него получается просто гремучая, однако, как в свое время и Лист, делает это с таким энтузиазмом и убежденностью, что ими невольно заражаешься. Ктото идет путем Германа Вирта, как Александр Дугин, настолько подчас увлекающийся виртовским стилем изложения, что некоторые его работы можно принять за откровенный плагиат. Немало и интернетавторов, ведущих подчас даже виртуальные мастерклассы рунического мастерства, однако чегото принципиально нового, отличающегося от уже сказанного ни один из них не говорит. И в глобальной сети, и, так сказать, в оффлайне отыскать отечественных авторов, не занимающихся компиляцией уже давно опубликованного материала (в первую очередь писаний все тех же Ральфа X. Блюма, Кеннета Меддоуза, Эдреда Торссона), очень сложно.
Большинство книг на русском языке под названиями типа «Руническая магия», «Руны и астрология», «Традиция Севера» или просто «Руны», имеющихся в свободной продаже, — не более чем компилятивные сочинения, причем не самого высокого качества. Однако несколько авторов на общем фоне выделяются. В первую очередь тем, что, занимаясь мистической составляющей рун, не теряют рационалистического подхода к проблеме, не верят очертя голову всему, что внешне выглядит как источник, хотя по сути им не является. Среди таких авторов необходимо выделить Галину Бенденко. Она, судя по всему, профессиональный историк или филолог в отличие, к слову сказать, от большинства авторов, пишущих на сходные темы. Поэтому тексты этого автора отличаются аналитическим подходом и корректностью формулировок. Это, пожалуй, едва ли не единственный отечественный автор, не претендующий на роль гуру. Даже авторское ноухау — нетрадиционная методика раскладки рун с ориентацией на стихийные элементы89 — подается не как проповедь истины в последней инстанции, а как представление еще одной методики. В качестве же критерия истинности тех или иных утверждений предлагается средство из чисто научного инструментария — эксперимент: то, что работает, — существует. Надо сказать, что как отечественной, так и западной рунологии такого подхода недостает.
Но на этом, дабы не наступать «на камни, слишком склизкие» и не переходить на личности, разговор о рунологии в современной России и закончим.
Остается сказать лишь, что никто из тех, кто сегодня занимается исследованием мистического аспекта рун, не подходит на роль учителя, ведущего за собой толпы неофитов. Семьдесят лет советской власти начисто отбили у большинства россиян охоту следовать за харизматическим лидером. И это не может не радовать, потому что как минимум пока, а если все сложится удачно, то так будет и впредь, вокруг рун не сложилось такой нездоровой агитации, как, предположим, вокруг «пластин Харати». Древнее знание, наследниками которого по праву потомков являемся отчасти и мы, остается в этом смысле незапятнанным.
Старинные идеограммы Севера слишком ясны и спокойны для того, чтобы стать предметом истерического поклонения. Они не более чем инструмент для тех, кто принимает решения, сам строит свою судьбу и не плывет по течению. Инструмент, позволяющий сосредоточиться на проблеме в поисках единственно правильного решения, сфокусировать силу мысли и получить верный ответ. Индивидуальный, пригодный только для конкретного случая и для конкретного человека. Знание рун было и остается путем мудрых, а значит — ни в коем случае не путем толпы. Поэтому они не принесли никакой пользы лидерам Третьего рейха, попытавшимся превратить их в массовые символы. Поэтому они становятся все популярнее у нас — в стране, совсем недавно отучившейся ходить строем и рапортовать хором.
И именно по этой причине во многих книжных шкафах сегодня на почетном месте стоят справочники по рунологии, а в кармане далекого от мистики солидного бизнесмена может вдруг оказаться мешочек с самодельными рунами.
Те, кто понимают значение Вотанова дара, оценят еще одну книгу для самой почетной полки книжного шкафа — труд Гвидо фон Листа «Тайна рун».


ТОЛКОВАНИЯ РУН

На протяжении уже более чем ста лет по всему миру находились охотники вслед за Гвидо фон Листом толковать значения рун, составлять свой собственный рунический оракул. Все они, толкователи тайных знаков, претендовавшие или претендующие на знание высшей истины, — его непосредственные наследники. Вероятно, последний жрец Одина был бы доволен, увидь он, сколько у него учеников и подмастерьев.
Алфавиты для этого брались самые разные, описания рун делались, подчас, весьма причудливые, с привлечением ассоциаций из других религий, вовсе не имеющих с рунами ничего общего, из модных книг, современным авторам толкований. Однако некое общее зерно истины есть во всех этих разработках.
Основой для толкования рун чаще всего служат три классические рунические поэмы, — исландская, норвежская и англосаксонская, «Речи Высокого» и «Речи Сигрдривы». При этом связь с сакральной функцией древнескандинавских письмен последних двух источников весьма сомнительна, но рунологов мистического толка это не останавливает.
Некоторое сомнение в аутентичности вызывает и описание славянского, а точнее, северовендского рунического строя, выполненное Антоном Платовым, но для полноты картины есть здесь и оно. Начертание рун встречается разное, равно как различается и транскрипция имен каждого знака, меняется даже последовательность знаков в руническом наборе. Что здесь истинное, а что ложное — решать читателю, а точнее тому, кто соберется воспользоваться этим наследием предков.

Старший Футарк (24 руны). По Веберу90.
Толкование значений рун по Эдмунду Веберу, «Руническое искусство»91.


Vieh
Скот
Имущество, владение, домашние животные.


Urstier
Тур
Тур, первобытный бык, дичь.


Thurse
Турс
Великан, сила враждебная жизни.


Ans
Бог
Дружелюбный бог из рода асов.


Ritt
Поездка
Поездка верхом, повозка, путешествие, передвижение, странствие.


Kienspan
Лучина
Сосновая лучина, сосновый факел, домашняя жизнь.


Gabe
Дар
Радостная неожиданность.


Wonne, Weide
Блаженство, утеха
Обеспеченное пропитание, довольство.


Hagel
Град
Внезапная гибель, дальнее и ближнее действие.


Not
Нужда
Неприятное принуждение всех видов.


Eis
Лед
Коварная гибель, смерть.


Jahr

Тэги: Руны
Скачать книгу: Тайны рун. Наследники Одина [0.30 МБ]