Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

существовать нечто реальное. Поэтому мне так трудно было допустить, что
"астральный мир", живописуемый самыми разными авторами, не существует. Позже я
обнаружил, что не существует и многое другое.
Постараюсь вкратце описать то, что я встретил в этом необычном мире.
С самого начала наряду с "раздвоением" я заметил, что взаимоот ношения между
субъективным и объективным нарушены, совершенно изменены и приняли особые,
непостижимые для нас формы. Но "объективное" и "субъективное" это всего лишь
слова. Не желая прятаться за ними, я хочу со всей возможной точностью передать то,
что я действительно чувствовал. Для этого мне необходимо сначала объяснить, что я
называю "субъективным" и что "объективным". Моя рука,
перо, которым я пишу, стол все это объективные явления. Мои мысли, внутренние
образы, картины воображения все это явления субъективные. Когда мы находимся в
обычном состоянии сознания, весь мир разделен для нас по этим двум осям, и вся наша
привычная ориентация сообразуется с таким делением. В новом же состоянии сознания
все это было совершенно нарушено. Прежде всего, мы привыкли к постоянству во
взаимоотношениях между субъективным и объективным: объективное всегда
объективно, субъективное всегда субъективно.
Здесь же я видел, что объективное и субъективное менялись местами, одно
превращалось в другое. Выразить это очень трудно. Обычное недоверие к
субъективному исчезло: каждая мысль, каждое чувство, каждый образ немедленно
объективировались в реальных субстанциональных формах, ничуть не отличавшихся от
форм объективных феноменов. В то же время объективные явления както исчезали,
утрачивали свою реальность, казались субъективными, фиктивными, надуманными,
обманчивыми, не обладающими реальным существованием.
Таким было мое первое впечатление. Далее, пытаясь описать странный мир, в котором
я очутился, должен сказать, что более всего он напоминал мне мир сложных
математических отношений.
Вообразите себе мир, где все количественные отношения, от самых простых до самых
сложных, обладают формой.
Легко сказать: "Вообразите себе такой мир". Я прекрасно понимаю, что "вообразить"
его невозможно. И всетаки мое описание является ближайшим возможным
приближением к истине.
"Мир математических отношений" это значит мир, в котором все находится во
взаимосвязи, в котором ничто не существует в отдельности, где отношения между
вещами имеют реальное существование,
независимо от самих вещей; а, может быть, "вещи" и вообще не существуют, а есть
только "отношения".
Я нисколько не обманываюсь и понимаю, что мои описания очень бедны и, вероятно,
не передают того, что я помню. Но я припоминаю, что видел математические законы в
действии и мир как результат действия этих законов. Так, процесс сотворения мира,
когда я думал о нем, явился мне в виде дифференциации некоторых простейших
принципов или количеств. Эта дифференциация протекала перед моими глазами в
определенных формах: иногда, например, она принимала форму очень сложной схемы,
развивающейся из довольно простого основного мотива, который многократно
повторялся и входил в каждое сочетание во всей схеме. Таким образом, схема в целом
состояла из сочетаний и повторений основного мотива, и ее можно было, так сказать,
разложить в любой точке на составные элементы. Иногда это была музыка, которая
также начиналась с нескольких очень простых звуков и, постепенно усложняясь,
переходила в гармонические сочетания, выражавшиеся в видимых формах, которые
напоминали только что описанную мной схему или полностью растворялись в ней.
Музыка и схема составляли одно целое, так что одна часть как бы выражала другую.
Во время всех этих необычных переживаний я предчувствовал, что память о них
совершенно исчезнет, едва я вернусь в обычное состояние.
Я сообразил, что для запоминания того, что я видел и ощущал, необходимо все это
перевести в слова. Но для многого вообще не находилось слов, тогда как другое
проносилось передо мною так быстро, что я просто не успевал соединить то, что я
видел, с какиминибудь словами. Даже в тот момент, когда я испытывал эти
переживания и был погружен в них, я догадывался, что все, запоминаемое мною, лишь
незначительная часть того, что проходит через мое сознание. Я то и дело повторял
себе: "Я должен хотя бы запомнить, что вот это есть, а вот это было, что это и есть
единственная реальность, тогда как все остальное по сравнению с ней совершенно
нереально".
Я проводил свои опыты в самых разных условиях и в разной обстановке. Постепенно я
убедился, что лучше всего в это время оставаться одному. Проверка опыта, т. е.
наблюдение за ним другого лица или же запись переживаний в момент их протекания,
оказалась совершенно не возможной. Во всяком случае, я ни разу не добился таким
путем каких либо результатов.
Когда я устраивал так, чтобы ктонибудь во время моих опытов оставался возле меня, я
обнаруживал, что вести какиелибо разговоры с ним невозможно. Я начинал говорить,
но между первым и вторым словами фразы у меня возникало такое множество идей,
проходивших перед моим умственным взором, что эти два слова оказывались
разделены огромным промежутком, и не было никакой возможности найти между ними
какуюлибо связь. А третье слово я забывал еще до того, как его произносил; я пытался
вспомнить его и обнаруживал миллионы но вых идей, совершенно забывая при этом, с
чего начинал. Помню, на пример, начало одной фразы: "Я сказал вчера..."
Едва я произнес слово "я", как в моей голове пронеслось множество мыслей о значении
этого слова в философском, психологическом и прочих смыслах. Все это было
настолько важным, новым и глубоким,
что, произнеся слово "сказал", я не мог сообразить, для чего его выговорил; с трудом
оторвавшись от первого круга мыслей, я перешел к идее слова "сказал" и тут же открыл
в нем бесконечное содержание. Идея речи, возможность выражать мысли словами,
прошедшее время глагола каждая из этих идей вызывала во мне взрыв мыслей, догадок,
сравнений и ассоциаций. В результате, когда я произнес слово "вчера", я уже
совершенно не мог понять, зачем его сказал. Но и оно, в свою очередь, немедленно
увлекло меня в глубины проблем времени прошлого, настоящего и будущего; передо
мною открылись такие возможности подхода к этим проблемам, что у меня дух
захватило.
Именно эти попытки вести разговор позволили мне почувствовать изменение во
времени, описываемое почти всеми, кто проделывал опыты, подобные моим. Я
почувствовал, что время невероятно удлинилось, секунды растянулись на года и
десятилетия. Вместе с тем, обычное чувство времени сохранилось; но наряду с ним или
внутри него возникло как бы иное чувство времени, так что два момента обычного
времени (например, два слова в моей фразе) могли быть отделены друг от друга
длительными периодами другого времени.
Помню, насколько меня поразило это ощущение, когда я испытал его впервые. Мой
приятель чтото говорил. Между каждым его словом, между каждым звуком и каждым
движением губ протекали длиннейшие промежутки времени. Когда он закончил
короткую фразу, смысл которой совершенно до меня не дошел, я почувствовал, что за
это время я пережил так много, что нам уже никогда не понять друг друга, скольку я
слишком далеко ушел от него. В начале фразы мне казалось,

Тэги: Колдовство Чёрная магия
Скачать книгу: Энциклопедия магии и колдовства [0.51 МБ]