Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

таких; что это?
...Клинок был первым, что сделал он без помощи Ауле. Но когда,
радостный, принес он свое творение Кузнецу, тот отмахнулся:
-- Что можешь ты создать такого, что не было бы ведомо мне? Ты --
творение моей мысли, и ни в замыслах, ни в деяниях твоих нет ничего,
что не имело бы своего абсолютного начала во мне.
Майя стоял в растерянности. Ауле, наконец, соизволил взглянуть на
него:
-- И что это за одежды у тебя? Почему черное?
-- Мне так нравится. Неужели ты не видишь: это красиво?
Ответ был дерзок. Ауле нахмурился и проворчал: -- Красиво,
красиво... Сказано: слуги Валар должны носить их цвета. Почему ты
считаешь себя исключением? Красиво... Кто только тебе это в голову
вбил?
-- Ты же сам сказал: я -- творение твоей мысли, и ни в замыслах, ни в
деяниях моих нет ничего, что не имело бы своего абсолютного начала в
тебе!
И, глядя на Кузнеца своими пронзительно-светлыми глазами, Майя
усмехнулся. Ауле не сразу нашелся с ответом:
-- Наглец! Смотри, посажу на цепь -- по-другому запоешь!
-- А не боишься? Сделаешь цепи -- и ведь больше ничего создать уже
не сможешь.
Ауле разгневался. Следовало бы примерно наказать Майя, но ведь
первый ученик, самый способный и знающий...
Вала отступился.
Впервые хоть кто-то заинтересовался творениями Майя Артано.
Потому с мальчишеской радостью начал он рассказывать, как задумал
сделать камень, похожий на каплю крови Арды; как взял он частицу
пламени Арды и заключил ее в кристалл; как украсил этими камнями
созданное им...
Мелькор слушал внимательно, изредка задавал вопросы. Потом
сказал, и голос его снова стал насмешливым:
-- Тебе ведь дано создавать. Почему же ты пришел ко мне - - ведь у
вас говорят, что, кроме как разрушать, я не способен ни на что?
Майя взглянул на руки Мелькора, спокойно лежащие на
подлокотниках трона. Узкие, сильные. Тонкие длинные пальцы.
Удивительно красивые руки.
-- У тебя руки творца,-- тихо сказал Майя.
-- Только о н и стараются разрушить все, что я создаю. Глухая тоска
была в словах Валы. -- Я никогда не видел твоих творений... Вала
улыбнулся -- чуть заметно, уголком губ, -- и перевел взгляд на клинок
Майя. Он прикрыл глаза и медленно провел рукой по лезвию. И клинок
загорелся льдистым бледным пламенем под его пальцами.
Майя ошеломленно смотрел на Мелькора.
-- Как ты это сделал? Никто из них не умеет такого...
-- Они отвергли Тьму, что древнее мира; отвергли и знания Тьмы. А
заклятия Тьмы сильнее заклятий Света. Все просто.
Мелькор протянул Майя клинок:
-- Возьми.
Сердце Майя упало:
-- Ты... отвергаешь мой дар?
-- Это по праву твое. И я уже сказал тебе: нельзя купить ученичество
дарами. Благодарю; но я не присваиваю чужих творений, -- Мелькор
усмехнулся грустно, -- Возьми.
Майя принял из рук Мелькора холодно мерцающий клинок. "Я не
нужен ему, -- тяжело думал Майя, -- и мне некуда идти. Зачем я ему?
Слишком мало знаю. Слишком мало могу. Все кончено."
Мелькор внимательно посмотрел на молодого Майя и, поднявшись с
трона, коротко сказал:
-- Идем.
Майя, стиснув зубы, медленно следовал за Мелькором.
"Сейчас скажет -- уходи. И что я буду делать? Не вернусь. Ни за что
не вернусь. На коленях умолять буду -- пусть у себя оставит. Все, что
угодно, сделаю. Только -- с ним," -- ожесточенно думал Майя.
Они стояли теперь на вершине горы. И Мелькор сказал молодому
Майя:
-- Смотри.
Сначала тот не видел ничего, кроме привычной темноты. А потом
рванулось над головой ослепительным светом -- сияющее, огненное,
раскаленное... Майя тихо вскрикнул и прикрыл глаза рукой:
-- Свет... откуда? Что это?
-- Солнце.
-- Это сотворил -- ты?
-- Нет. Оно было раньше, прежде Арды. Смотри. И Майя смотрел, и
видел, как огненный шар, темнея -- словно остывал кипящий металл,
скрылся за горизонтом. И наступила тьма, но теперь Майя видел в ней
свет -- искры, мерцающие холодным светом капли.
-- Что это?
-- Звезды. Такие же солнца, как то, что видел ты. Только они очень
далеко. Там -- иные миры...
-- Их тоже создал Единый? Как и Арду?
-- Нет. Они были и до Эру; и он -- не единственный творец, хотя всеми
силами пытается забыть об этом. Его имя -- Эру -- изначально значит
"пламя"; но он называет себя Единым и пытается заставить остальных
верить в это.
Молодой Майя, наверно, испугался бы, скажи это кто-то другой, не
Мелькор. Но сейчас страха не было: он верил Мелькору и восхищался
его гордой решимостью и мудростью.
"Он воистину бесстрашен. И воистину -- могущественнейший из
Айнур. Недаром Валар так боятся его."
Вала взглянул на молодого Майя, и глаза его сияли, как звезды:
-- Но почему же я раньше не видел этого? -- спросил Майя.
-- Не только ты. Другие тоже -- до времени. Только смотрят, не видя.
Воля Эру. Я рад, что тебе они не смогли закрыть глаза.
И, положив руку на плечо Майя, так сказал Мелькор:
-- Ты будешь моим учеником. Я давно решил. Еще когда увидел
творение рук твоих.
Он вздохнул и прибавил с непонятной грустью:
-- И все-таки первым ты сделал -- клинок...
-- Повелитель... -- выдохнул Майя.