Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное

их перевернуть. Каганчик едва тлел, рубиновые угли в камине слабо освещали
угол комнатушки. Старик встал, отдернул сляпанную на скорую руку занавеску
из покрывал, которой отгородил топчан от остальной части комнаты, чтобы
обеспечить больной покой. Девочка уже ухитрилась подняться с пола, на
который только что скатилась, и теперь сидела, сгорбившись на краю постели,
пытаясь почесать лицо, обмотанное перевязкой.
- Я же просил не вставать, - кашлянул Высогота. - Ты слишком слаба. Если
чего-то хочешь, крикни. Я всегда рядом.
- А я вот как раз и не хочу, чтобы ты был рядом, - указала она тихо,
вполголоса, но вполне внятно. - Мне надо помочиться.
Когда он вернулся, чтобы забрать ночной горшок, она лежала на топчане,
ощупывая материю, прижатую к щеке лентами и охватывающую лоб и шею. Когда
минуту спустя Высогота снова подошел к ней, она не пошевелилась, чтобы
изменить позу, а лишь спросила, глядя в потолок:
- Четверо суток, говоришь?
- Пятеро. После нашего последнего разговора прошли еще сутки. Все это
время ты спала. Это хорошо. Тебе сон необходим. - Я чувствую себя лучше.
- Рад слышать. Снимем повязку. Я помогу тебе сесть. Возьми меня за руку.
Рана затягивалась хорошо и не мокла. На этот раз почти не пришлось с
болью отрывать тряпицу от струпа. Девушка осторожно дотронулась до щеки.
Поморщилась. Высогота знал, что причиной была не только боль. Всякий раз
она заново убеждалась в размерах раны и понимала, сколь она серьезна. С
ужасом убеждалась, что то, что раньше она чувствовала прикосновением, не
было кошмаром, вызванным температурой. - У тебя есть зеркало? - Нет, -
солгал он.
Она взглянула на него, пожалуй, впервые совершенно осознанно.
- Стало быть, все настолько плохо. - Она осторожно провела пальцами по
швам.
- Рана очень обширная, - прогудел он, злясь на себя за то, что вынужден
объяснять и извиняться перед девчонкой. - Опухоль на лице все еще не
спадает. Через несколько дней я сниму швы, а пока буду прикладывать арнику
и вытяжку из вербены. Не стану обматывать всю голову. Рана хорошо заживает.
Поверь мне - хорошо.
Она не ответила. Пошевелила губами, подвигала челюстью, морщила и
кривила лицо, поверяя, что рана делать позволяет, а чего нет.
- Я сварил бульон из голубя. Поешь? - Поем. Только теперь попробую сама.
Унизительно, когда тебя кормят будто паралитичку.
Она ела долго. Деревянную ложку подносила ко рту осторожно и с таким
трудом, словно та весила фунта два. Но справилась без помощи Высоготы, с
интересом наблюдавшего за ней. Высогота был любознательным и сгорал от
нетерпения, зная, что одновременно с выздоровлением девушки начнутся
разговоры, которые могут прояснить загадку. Он знал - и не мог дождаться
этой минуты. Он слишком долго жил в одиночестве, в отрыве от людей и мира.
Девушка кончила есть, откинулась на подушки. Некоторое время неподвижно
глядела в потолок, потом слегка повернула голову. Невероятно большие
зеленые глаза - в который раз отметил Высогота - придавали ее лицу невинно
детское выражение, в данный момент, однако, противоречащее жутко
искалеченной щеке. Высогота знал такой тип красоты - большеглазый вечный
ребенок, лицо, вызывающее инстинктивную симпатию. Вечная девочка, даже
когда двадцатый или тридцатый дни рождения давно останутся в прошлом. Да,
конечно, Высогота прекрасно знал этот тип красоты. Такой была его вторая
жена. Такой же была его дочь.
- Мне надо отсюда бежать, - неожиданно сказала девушка. - И как можно
скорее. За мной гонятся. Ты же знаешь.
- Знаю, - подтвердил он. - Это были твои первые слова, которые вовсе не
были бредом. Точнее - одни из первых. Потому что прежде всего ты спросила о
своем коне и своем мече. Именно в такой последовательности. Когда я заверил
тебя, что и конь, и меч под надежным присмотром, ты заподозрила меня в
соучастии какому-то Бонарту и решила, что я не лечу тебя, а подвергаю
пыткам надежды. Когда я не без труда вывел тебя из заблуждения, ты
назвалась Фалькой и поблагодарила меня за спасение.
- Это хорошо. - Она отвернулась, словно опасалась смотреть ему в глаза.
- Хорошо, что не забыла поблагодарить. Все, что случилось, я помню как бы
сквозь туман. Не знаю, что было явью, а что сном. И боялась, что не
поблагодарила. Меня зовут не Фалька.
- Об этом я тоже узнал, хотя скорее всего случайно. Ты разговаривала в
бреду.
- Я беглянка, - сказала она, не поворачиваясь. - Беглец. Укрывать меня
опасно. Опасно знать, как меня в действительности зовут. Мне надо лезть в
седло и выматываться, пока они не добрались сюда.
- Ты только что, - мягко сказал он, - с трудом села на горшок. Что-то я
не подставляю себе, как ты залезешь в седло. Но уверяю: здесь безопасно.
Здесь тебя никто не отыщет.
- За мной наверняка гонятся. Идут по следу, перепахивают все кругом...
- Успокойся. Ежедневно идут дожди, следы найти невозможно. А ты на
безлюдье, у отшельника. В доме пустынника, который отринул себя от мира или
мир от себя так, чтобы миру тоже нелегко было бы его отыскать. Впрочем,
если ты так хочешь, я могу найти способ передать весть о тебе твоим родным
или друзьям.
- Ты даже не знаешь, кто я...
- Ты - раненая девушка, - прервал он. - Убегающая, от кого-то, кто не
задумываясь ранит девушек. Хочешь, чтобы я кому-нибудь сообщил о тебе?
- Некому сообщать, - после краткого молчания ответила она. Высогота
уловил, как изменился ее голос. - Мои Друзья погибли. Все до единого. Он
промолчал.
- Я - смерть, - продолжала она странным голосом. - Каждый, кто
сталкивается со мной, умирает.
- Не каждый, - возразил он, внимательно глядя на нее - Не Бонарт, тот,
чье имя ты выкрикивала в бреду, тот. от которого собираешься теперь
убегать. Ваше столкновение повредило больше тебе, чем ему. Это он... ранил
тебя в лицо?
- Нет. - Она сжала губы, чтобы приглушить то ли стон, то ли
ругательство. - В лицо меня ранил Филин. Стефан Скеллен. А Бонарт... Бонарт
ранил гораздо сильнее. Глубже. Что, я и об этом тоже говорила в бреду? -
Успокойся. Ты ослабла, тебе нельзя перевозбуждаться. - Меня зовут Цири.
- Я сделаю тебе компресс из арники, Цири. - Подожди... немножко. Дай мне
зеркало. - Я же сказал... - Пожалуйста!
Высогота решил, что дальше оттягивать не стоит. Принес даже каганчик,
чтобы она могла лучше рассмотреть, что сотворили с ее лицом.
- Ну да, - сказала она изменившимся, ломким голосом. - Ну да. Так я и

Скачать книгу: Башня Ласточки [0.34 МБ]