Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное


Станислав Лем. Как Эрг Самовозбудитель бледнотика одолел




Jak Erg Samowzbudnik Bladawca pokonal, 1964
(c) Константин Душенко, перевод, 1993
Источник: Станислав Лем. Собрание сочинений в 10 томах, изд-во "Текст".
Том 6, Кибериада.



Могучий король Болидар любил диковины всяческие, собиранием коих
без устали занимался, нередко ради них забывая о важных делах
государственных. Было у него собранье часов, а средь них часы-плясуны,
часы-зорьки и часы-тучки. Еще собирал он чучела существ из самых
дальних закоулков Вселенной, а в особой зале, под колоколом
стеклянным, помещалось редчайшее существо, называемое Гомосом
Антропосом, до невероятия бледное, двуногое, и даже с глазами, хотя и
пустыми, так что король повелел вложить в них два чудесных рубина,
чтобы Гомос красным взором смотрел. Подгуляв, Болидар особенно милых
ему гостей приглашал в эту залу и показывал им чудовище.
Как-то раз принимал король у себя электроведа столь дряхлого, что
в кристаллах его разум малость уже мешался от старости; тем не менее
электровед сей, именуемый Халазоном, был истинный кладезь премудрости
галактической. Сказывали, будто знает он, как, нанизывая фотоны на
нитки, получать светоносные ожерелья и даже как живого Антропоса
поймать. Зная слабость его, король велел немедля открыть погреба;
электровед от угощения не отказывался, когда же хлебнул из бутыли
лейденской лишку и пронизали корпус его приятные токи, открыл он
монарху страшную тайну и обещал изловить для него Антропоса,
повелителя одного средизвездного племени. Цену назначил немалую:
столько брильянтов величиною с кулак, сколько будет Антропос весить,
-- но король и глазом не моргнул.
Халазон отправился в путь, король же начал похваляться перед
тронным советом будущим приобретением; а впрочем, все равно не мог уже
этого скрыть, ибо в замковом парке, где росли великолепнейшие
кристаллы, велел построить клетку из толстых железных прутьев. Тревога
вселилась в придворных. Видя решимость владыки, позвали они во дворец
двух мудрецов-гомологов, коих король принял с ласковостью, желая
узнать, что многоведы эти, Саламид с Таладоном, могут поведать о
бледном созданье такого, чего он сам бы не знал.
-- Верно ли, -- спросил он, едва лишь те, почтительнейше ему
поклонившись, поднялись с колен, -- что Гомос мягче воска?
-- Верно, Ваша Ясность, -- ответили оба.
-- А верно ли, что щелка, расположенная в нижней части его лица,
может издавать различные звуки?
-- Верно, Ваше Величество, как верно и то, что в ту же самую щель
Гомос запихивает всякие вещи, а после, двигая нижнею частью головы,
которая к верхней шарнирами крепится, размельчает эти предметы и
втягивает их в свое нутро.
-- Странный обычай; впрочем, я о нем слышал, -- молвил король. --
Но скажите мне, мудрецы, для чего он так делает?
-- В этой материи, государь, четыре существуют теории, --
отвечали гомологи. -- Первая -- что так избавляется Антропос от
лишнего яда (ибо ядовит он неслыханно). Вторая -- что причиной тому
любовь к разрушению, которое ему милее всех прочих утех. Третья -- что
это он из-за жадности, ибо все поглотил бы, если бы мог. Четвертая...
-- Довольно, довольно! -- сказал король. -- Правда ли, что он
состоит из воды, однако же непрозрачен, как эта вот кукла?
-- И это правда! Есть у него, государь, в середке множество
трубочек склизких, а по ним циркулируют воды: одни желтые, другие
жемчужные, но более всего красных -- и те переносят смертельный яд,
именуемый кислотородом, который чего ни коснется все обращает в
ржавчину или пламя. Оттого-то и сам он переливается жемчужно, желто и
розово. Однако, Ваше Величество, покорнейше просим отрешиться от мысли
доставить сюда живого Гомоса, ибо тварь сия могущественна и зловредна
как никакая другая...
-- Ну-ка, растолкуйте мне это пообстоятельнее, -- молвил король,
делая вид, что готов последовать мудрым советам. На самом же деле он
лишь желал насытить великое свое любопытство.
-- Существа, к которым принадлежит Гомос, зовутся тряскими,
государь. Таковы силиконцы и протеиды; первые консистенции более
плотной, и зовут их черствяками, или студенышами; вторые, пожиже, у
разных авторов носят разные имена, как-то: липуны, или липачи, -- у
Полломедера, склизнявцы, или клееватые, -- у Трицефалоса Арборубского,
наконец, Анальцимандр Медянец прозвал их клееглазыми хляботрясами...
-- А правда ли, что даже глаза у них склизкие? -- живо спросил
король Болидар.
-- Правда, государь. Твари эти, с виду немощные и хрупкие
настолько, что довольно им упасть с высоты в шестьдесят футов, чтоб
расплескаться красною лужей, ввиду прирожденной хитрости и коварства
опаснее всех вместе взятых звездоворотов и рифов Астрического Кольца!
А потому, государь, заклинаем тебя, ради блага державы...
-- Ладно, ладно, любезные, -- прервал их король. -- Идите, а я
поступлю с надлежащею осмотрительностью.
Отвесили гомологи глубокий поклон и ушли в тревоге, ибо
чувствовали, что не оставил грозного замысла король Болидар.
В скором времени, ночью, звездный корабль привез огромные ящики;
тотчас перенесли их в замковый парк, и вот уже отворились золотые
ворота для всех королевских подданных; под алмазными кущами, меж
яшмовых беседок резных и диковин мраморных увидел народ железную
клетку, а в ней существо бледное, гибкое, сидевшее на бочонке, перед
мискою с чем-то чудным, что пахло смазочным маслом, однако испорченным
-- подгоревшим и уже непригодным к употреблению. Но чудовище
преспокойнейшим образом окунало в миску что-то вроде лопатки и,
набирая с верхом, пропихивало смазанную маслом субстанцию в лицевое
отверстие.
Прочитавши надпись на клетке, зрители онемели от ужаса, ибо

Скачать книгу: Как Эрг Самовозбудитель бледнотика одоле [0.01 МБ]