Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!
Добавить в избранное


Станислав Лем. Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие двадцать четвертое




Станислав Лем. Звездные дневники Ийона Тихого.
Путешествие двадцать четвертое.
Stanislaw Lem. Dzienniki gwiazdowe.
Podroz dwudziesta czwarta (1953)
___________________________________________
File from Sergey Grachyov
http://www.private.peterlink.ru/grachyov




ПУТЕШЕСТВИЕ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЕ



На тысяча шестой день после отлета с местной системы в туманности
Нереиды я заметил на экране ракеты пятнышко, которое напрасно старался
стереть кусочком замши. За неимением другого занятия я чистил и полировал
экран четыре часа подряд, прежде чем заметил, что пятнышко - это планета,
очень быстро увеличивающаяся. Облетая вокруг этого небесного тела, я с
немалым удивлением увидел, что его обширные материки покрыты правильными
геометрическими орнаментами и рисунками. Соблюдая необходимую
осторожность, я высадился посреди голой пустыни. Она была выложена
небольшими дисками, около полуметра в диаметре; твердые, блестящие, словно
выточенные, они тянулись длинными рядами в разные стороны, складываясь в
узоры, уже замеченные мною с большой высоты. Закончив предварительные ис
следования, я сел за руль, поднялся в воздух и стал носиться низко над
землей, пытаясь разгадать тайну этих дисков, которая безмерно интриговала
меня.
Во время двухчасового полета я обнаружил один за другим три огромных
красивых города; я опустился на площадь в одном из них, но он был
совершенно пуст; дома, башни, улицы-все словно вымерло, хотя нигде не было
следов ни войны, ни стихийного бедствия. Все более удивляясь и недоумевая,
я полетел дальше и около полудня очутился над обширным плоскогорьем.
Заметив вдали блестящее здание, а вокруг него какое-то движение, я тотчас
поспешил туда. На каменистой равнине возвышался дворец, весь сверкающий,
словно высеченный из цельного алмаза; к его золоченым дверям вели
мраморные ступени, у подножия которых толпилось несколько десятков
существ. Присмотревшись к ним, я пришел к выводу, что, если только зрение
меня не обманывает, они не только живые, но и похожи на людей настолько,
что я назвал их Animal hominiforme; это название было у меня наготове: во
время полетов я всегда сочинял различные определения, чтобы иметь их в
запасе на подобный случай. Имя Animal hominiforme отлично подходило к этим
существам, так как они ходили на двух ногах и у них были руки, головы,
глаза, уши и рты; правда, рот находился посреди лба, уши под подбородком
(по паре с каждой стороны), а глаз, разбросанных по обеим щекам, был целый
десяток; но путешественнику, который, как я, встречал в своих
странствованиях самых удивительных тварей, эти существа в высшей степени
напоминали людей.
Приблизившись на разумное расстояние, я спросил, что они делают. Они
не ответили, продолжая усердно заглядывать в алмазные зеркала,
возвышавшиеся на нижних ступенях лестницы. Я попытался оторвать их от это
го занятия раз, другой и третий, но, видя безуспешность своих усилий,
потерял терпение и энергично потряс одного из них за плечо. Тотчас все
обернулись, словно впервые заметив меня, с легким удивлением оглядели мою
ракету, после чего задали несколько вопросов, на которые я охотно ответил.
Так как они ежеминутно прерывали беседу, чтобы заглянуть в алмазные
зеркала, я стал опасаться, что не сумею расспросить их, как должно; в
конце концов я уговорил одного из них удовлетворить мое любопытство. Этот
индиот (ибо они называются, по его словам, индиотами) сел со мною на
камнях невдалеке от лестницы. Я был рад, что именно он стал моим собеседни
ком, ибо в десятке его глаз, сверкавших посреди щек, отражался незаурядный
ум. Откинув уши на плечи, он рассказал мне историю своих сородичей такими
словами:
- Чужестранный путник! Ты должен знать, что мы народ с давним и
славным прошлым. Население нашей планеты испокон веков делилось на
спиритов, достойных и лямкарей. Спириты пытались постигнуть сущность
Великого Инды, который сознательным актом творения создал индиотов,
поселил их на этой планете и в непостижимом своем милосердии окружил
звездами, сверкающими в ночи, а также приладил Солнечный Огонь, дабы он
освещал наши дни и ниспосылал нам благодетельное тепло. Достойные
устанавливали подати, разъясняли значение государственных законов и
пеклись о заводах, на которых смиренно трудились лямкари. Так все дружно
трудились для общего блага. Жили мы в мире и согласии; цивилизация наша
расцветала все пышнее. На протяжении веков изобретатели создавали машины,
облегчавшие труд; и там, где в древности сотни лямкарей гнули облитые
потом спины, через несколько веков стояло их у машин лишь двое-трое. Наши
ученые все больше совершенствовали машины, и народ этому радовался, но
последующие события показали, насколько эта радость была, увы,
преждевременной. А именно: один ученый конструктор создал Новые Машины,
столь совершенные, что они могли работать самостоятельно, без всякого
наблюдения. И это было началом катастрофы. По мере того как на заводах
появлялись Новые Машины, толпы лямкарей лишались работы и, не получая
вознаграждения, оказывались лицом к лицу с голодной смертью...
- Погоди, индиот,- прервал я его.- А что сталось с доходом, который
приносили заводы?
- Как что? - возразил мой собеседник. - Доход поступал достойным, их
законным владельцам. Так вот, я уже сказал, что нависла угроза голодной
смерти...
- Что ты говоришь, почтенный индиот!- воскликнул я. - Довольно было
бы объявить заводы общественной собственностью, чтобы Новые Машины
прокатились в благодеяние для вас!
Едва я произнес это, как индиот задрожал, замигал тревожно десятком
глаз и запродал ушами, чтобы узнать, не слышал ли моих слов кто-либо из

Скачать книгу: Звездные дневники Ийона Тихого [0.01 МБ]